Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Ещё один священномученик, от жидобольшевиков умученный


Из книги анархиста, участника махновского движения Волина.

Вспоминается типичный случай, которому я был свидетелем.

Во время контрнаступления несколько отрядов махновцев вошли в большое село. Они решили там остановиться, чтобы дать отдых людям и лошадям.

Наша «Комиссия по пропаганде», находившаяся вместе с этими отрядами, разместилась в крестьянской семье, проживавшей на сельской площади, как раз напротив церкви.

Едва устроившись, мы услышали снаружи шум и громкие голоса.

На улице стояла толпа крестьян, которые разговаривали с бойцами-махновцами.

— Да, товарищи, дело-то ясное. Он, сволочь, целый список составил, сорок фамилий, и передал его властям. Всех расстреляли...

Нам объяснили, что речь идет о сельском священнике. По словами крестьян, он донес деникинцам на многих жителей села как на сторонников махновского движения.

Краткое расследование, проведенное на месте несколькими повстан­цами, показало, что крестьяне говорят правду.

Было решено отправиться к попу домой. Но крестьяне сообщили, что дом его заперт, и никого там нет.

Кто-то предположил, что поп бежал. Другие утверждали, что он прячется в самой церкви.

Тогда толпа крестьян и повстанцев направилась к храму. Дверь оказалась заперта. На ней висел большой амбарный замок.

Гляди-ка, — крикнул кто-то. — Не может он быть внутри,
дверь-то заперта снаружи...

Но другие, знающие, утверждали, что у попа не было времени бежать, и он попросил служку запереть его в храме, чтобы поверили в его бегство.

Желая в этом убедиться, несколько повстанцев сбили замок прикладами и вошли в церковь.

Они тщательно исследовали помещение, но никого не нашли. Однако обнаружили использованный ночной горшок и съестные припасы.

Стало ясно, что поп прячется в церкви. Услышав, как в нее пытаются войти, он, должно быть, залез на колокольню в надежде, что, не обнаружив его внизу, крестьяне уберутся восвояси.

Повстанцы поднялись на колокольню по узкой деревянной лестнице. При этом они громко кричали и стучали шашками и винтовками.

Тогда те, кто наблюдал за происходящим с площади, вдруг увидели под крышей колокольни высокую фигуру человека в черной рясе, который махал руками и, охваченный ужасом, отчаянно кричал.

Священник был молод, длинные соломенного цвета волосы развевались на ветру. В страхе протягивал он к собравшимся руки и жалобно взывал:

Братцы! Братцы! Я ничего не сделал! Ничего не сделал! Смилуйтесь, братцы! Братцы...

Но сильные руки уже схватили его за полы рясы и потянули к лестнице.

Его заставили спуститься. Все вышли из церкви. Попа проволокли через площадь и привели во двор, где мы остановились.
 

Туда же зашли многие крестьяне и повстанцы. Другие столпились на площади перед открытыми воротами.

Тотчас был организован импровизированный народный суд. Наша «Комиссия» в нем не участвовала, мы лишь наблюдали за происходя­щим, предоставив народу действовать самому.

   Ну, — крикнули попу, — что ты на это скажешь, прохвост? Настал час расплаты! Прощайся с жизнью и молись своему Богу, если хочешь...

   Братцы, братцы мои, — повторял дрожащий поп, — невиновен я, невиновен, ничего я не сделал. Братцы...

   Как это ничего не сделал? — кричали собравшиеся. — А не ты ли донес на Ивана, и на Павла, и на Сергея горбатого, и на других? Не ты ли составил список? Хочешь, отведем тебя на кладбище и покажем могилы тобой загубленных? Или поищем в полицейском участке? Может, отыщется список, который ты написал?

Поп упал на колени и повторял, вращая глазами и обливаясь потом:

          Братцы, простите... Смилуйтесь!... Ничего я не сделал.

              Неожиданно к нему подошла молодая женщина,  член нашей «Комиссии».

Стоя на коленях, он ухватился за подол ее платья, поднес его к губам и стал умолять:

          Сестричка, защити меня. Я невиновен... Спаси меня, сестричка.

Чего ты хочешь от меня? — сказала она. — Если ты невиновен, защищайся. Зти люди — не дикие звери. Если ты и вправду ничего не сделал, они не причинят тебе зла. А если нет, что я могу сделать?

Во двор, пролагая себе путь в толпе, въехал повстанец на коне.

Узнав о том, что произошло, он остановился позади попа и, не спешиваясь, принялся яростно хлестать несчастного. При каждом ударе нагайки повстанец повторял: «Вот тебе за то, что обманывал народ! Вот тебе за то, что обманывал народ!» Толпа молча смотрела на него.

   Довольно, товарищ, — сказал я негромко. — Не нужно все-таки мучить его.

   Ну конечно! — раздались вокруг насмешливые крики. — Аони что, никогда нас не мучили?

Подошел другой повстанец. Он грубо толкнул священника:

          Ладно, поднимайся! Кончай комедию! Вставай же!

Обвиняемый больше не кричал. Очень бледный, в полубессознательном состоянии, он поднялся. Глядя куда-то вдаль, он беззвучно шевелил губами.

Повстанец дал знак нескольким товарищам, и они тотчас окружили попа.

Товарищи, — обратился он к крестьянам, — вы все говорите, что этот человек, ярый контрреволюционер, написал и передал белым властям список «подозрительных», и что по этому доносу многих крестьян арестовали и расстреляли. Так это?

  Да, да, истинная правда! — зашумела толпа. — Из-за него сорок наших убили. Все село это знает.

И вновь стали называть имена жертв, приводить доказательства. Несколько родственников казненных подтвердили это. Сами представители властей сообщили им о списке, составленном попом, объясняя таким образом свои действия.

Поп ничего уже не говорил.

  Кто-нибудь из крестьян будет защищать этого человека? — спросил повстанец. — Кто-нибудь сомневается в его виновности?

Никто не откликнулся.

Тогда повстанец схватил попа и грубо сдернул с него рясу.

  Шикарная материя! — сказал он. — Из нее выйдет хорошее черное знамя. А то наше уже истрепалось.

Затем сказал попу, жалкому в своей рубахе и кальсонах:

                 А теперь становись на колени! И молись, только не оборачивайся.

                      Приговоренный подчинился. Он стал на колени и, сложив руки, принялся шептать: «Отче наш на небесех, да святится имя твое, да приидет царствие твое...»

Два повстанца встали позади него. Они достали револьверы, прицелились и несколько раз выстрелили ему в спину. Выстрелы прозвучали сухо и беспощадно. Тело рухнуло.

Все было кончено.

Толпа медленно разошлась, обсуждая происшедшее.Collapse )

Борюсик Соколов отмазывает Бандеру


Да, ОУН во главе с Бандерой широко применяла террор. В 1934 году Бандера организовал убийство министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого и был за это приговорен к пожизненному заключению. Но террористами были и многие другие лидеры национально-освободительной борьбы - в Алжире и Палестине, Израиле и Ирландии, - и это не мешает их народам их героизировать. И в санационной Польше, и в годы гитлеровской оккупации, и в Советском Союзе украинцы угнетались и не могли легальным образом защищать свои права. Это роднило их с другими колониальными народами и закономерно приводило к террору и партизанской войне как способу борьбы – а, как свидетельствует история, этот способ иногда приводит к успеху.

Народы склонны прощать терроризм лидерам национально-освободительных движений. Препятствием для официальной героизации служат только массовые военные преступления и преступления против человечества (отдельные факты такого рода – неизбежные спутники партизанской войны). Но тут следует отметить, что ОУН и УПА как организации не причастны к Холокосту, в частности, к уничтожению евреев (а также польской интеллигенции) во Львове в июле 41-го. Это было установлено в ходе расследования на слушаниях в американском Конгрессе еще в 1954 году. Об этом же свидетельствуют документы, рассекреченные Службой безопасности Украины в 2008 году. Тогда же было подтверждено, что ОУН Бандеры и УПА никак не были причастны к массовому истреблению евреев и не имели антисемитских пунктов в своих программных документах, а также что их руководство прекратило политическое сотрудничество с немцами вскоре после разгона украинского правительства.

Кстати сказать, в УПА служило немало евреев с Западной Украины. Один из них, Михаил (Гирш) Келлер, попав в советский плен и оказавшись в Кенгирском лагере, возглавил там в 1954 году знаменитое восстание заключенных. Конечно, отдельные проявления антисемитизма в отрядах УПА встречались, особенно среди выходцев с Волыни, а некоторым членам УПА, ранее служившим в немецкой полиции, довелось поучаствовать и в "окончательном решении еврейского вопроса". Но точно такие бывшие полицейские служили и в советских партизанских отрядах. А советские партизаны вообще нередко отстреливали находившихся в их рядах евреев под тем предлогом, что они якобы являются агентами гестапо.

Стоит также сказать, что к одной из самых мрачных страниц истории УПА – войне с поляками на Волыни в 1943-1944 годах, когда были убиты десятки тысяч польских мирных жителей, - Бандера непричастен. В то время он находился в Заксенхаузене и реально влиять на действия УПА не мог. И в преступлениях против человечества он не замешан. Замечу, кстати, что присвоение звания Героя Украины Шухевичу, участвовавшему, как и Бандера в покушении на Перацкого, и причастному к убийствам поляков на Волыни, официальных протестов со стороны Польши не вызвало.

http://www.grani.ru/opinion/sokolov/m.173719.html

Слов нет.

По поводу фильма "Адмирал" - 4

Надеюсь, это мой последний пост, поскольку уже писано-переписано.
Но вот что я подумал. На мой взгляд, ряженая белогвардейщина, залившая наши экраны, есть не столько социальный заказ, сколько мироощущение нашего творческого быдлятника, мнящего себя элитой со всеми вытекающими последствиями. Но нравы нашей элиты весьма своеобразные (как и любых вырожденцев).
Ведь о чём "Адмиралъ"? О том, как человек, мнящий себя православным, венчаный, плюёт на свою жену, ребёнка и начинает ухлёстывать за женой своего подчинённого и друга. Она, развесив уши, плюнув на своего мужа, на святое венчание, на обязанности перед ребёнком, бежит, задрав подол, на зов. Бежит, естественно, не просто к человеку, а к мужчине, выше мужа по должностному положению на несколько порядков и, следовательно, по возможностям. Да, не удалось по всем известным причинам. Но тем не менее - посмотрите на наш экран и переоденьте героев "Адмирала" в совеременную одежду. Обхохочетесь. Фильм "Слёзы и сопли". История секретарши и олигарха. Только так и надо жить. 
Но все исторического контекста хотелось бы вспомнить другую историю.
Живёт мужчина. Не по большой любви женился, хотя она, конечно, его любила. Некрасива, а с возрастом благодаря базедовой болезни просто безобразна. Живут в основном делами других, она его во всём поддерживает, просто тень. И вот он встречает женщину - яркую, красивую, свободную, ту, которая может дать ему то, что у него в жизни не было и нет. Но он понимает, что его жена, прошедшая с ним через самые тяжёлые моменты жизни, этого не переживёт. И он ни словом, ни намёком, хотя его душа разрывается на части, не даст той, любимой, хоть тень надежды. Потом она, его настоящая любовь, умрёт от болезни и он, еле передвигая ноги, ослепнув от слёз, будет идти за её гробом. Только тогда и всего один раз он проявит свои настоящие чувства. Догадались, чья это история?
Для меня ближе долг перед близкими, ответственность перед теми, кого мы выбрали, чем образ жизни "звезданутых". Только фильмы по второму случаю они снимать не будут. Они будут снимать про таких, как они. Развратников и подонков. А потом удивляться, почему Господь, чьё имя они упоминают всуе так часто, их не благословил.